Category:

Долголетие. А оно надо?

Он всегда боялся старости. Вот сколько себя помнил, столько и боялся.
В его роду было много долгожителей. Одна из прабабушек умерла, когда
ему было 15, вторая — когда ему было 22. Прадедушки жили чуть
поменьше, но всё равно он застал их обоих и хорошо их помнил.

Помнил их старческую беспомощность, слабость, зависимость от детей
и внуков, которые должны были ухаживать за ними, терпеть их
забывчивость, неопрятность и слабоумие, то бишь старческий маразм.

Помнил, как шушукались взрослые, вздыхали и ссорились между собой,
выясняя, кому ехать в отпуск, а кому оставаться ухаживать за стариками.
Он много чего помнил, и из этих воспоминаний выросло твёрдое убеждение,
что он ни за что на свете не хотел бы оказаться в таком положении,
когда уход за ним, даже просто присутствие рядом с ним станет его
родным в тягость.
И они, пусть и не признаваясь в этом, станут с нетерпением ждать, когда же он их наконец освободит от всех этих мучительных забот.


Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →